Российские лесные вести №32, 23 августа 2013: Харвестер, форвардер и Жан-Батист Фурье

Прошедшим только что в Татарстане региональным форумом «Лес и человек – Казань» ректор Поволжского государственного технологического университета Евгений Романов остался доволен: все организовано на уровне, встречу сопровождало несколько тематических выставок, гостей собралось немало, так что можно было и на людей посмотреть, и себя показать, произнеся пламенную речь на пленарном заседании. Показать себя побудила ситуация в лесном образовании. Эта тема для профессора довольно чувствительная.

– Вы, Евгений Михайлович, по-прежнему настаиваете, что в отрасли кадровый кризис?
– А что же еще, если отрасли надо 16 тысяч специалистов разных уровней ежегодно, готовим 10-11, а сколько из них реально приходят в лес? При этом сама отрасль тратит на подготовку ничтожную сумму, всего лишь один процент! Чего можно ожидать при таком символическом участии?
Конечно, понятие «кадровый кризис» затерлось, но от этого кризис не перестает поражать своей масштабностью. Он касается и лесоводства, и лесовосстановления, и лесозаготовок, и деревообработки – всего лесного комплекса, всей лесной науки и образования.

Я считаю, что непрестижность лесных профессий – это пережиток прошлого. Технический прогресс уже давно пришел в лес и преобразил характер работы в нем. Работа специалиста основана на использовании самых современных информационных технологий, а рабочие в комфортных условиях управляют дорогостоящей техникой.
Конечно, остается еще много нерешенных социальных вопросов. Выпускников школ, особенно выпускников талантливых, манят большие города. И это большая проблема для регионов, если ее не решить, ни о каком развитии не может быть и речи.

Безусловно, лесной комплекс большой, в нем можно найти и позитивные примеры, в том числе и в кадровом отношении. Лесное хозяйство Татарстана в этом смысле наиболее показательно. Но хорошие примеры единичны и разрозненны, а кризис системный. На форуме я начал с того, что если количественная сторона кадрового вопроса понятна, то с качественной не все так очевидно.

– Вы имеете в виду, что дело не только в количестве подготовленных специалистов?
– Куда мы денемся от качества их подготовки? Проблема в том, что если грамотных инженеров лесные вузы традиционно, со времен СССР, готовят и их, в общем-то, хватает, то с магистрами, а также рабочими высокой квалификации дело обстоит значительно хуже. Хотя именно этим двум категориям должно быть уделено особое внимание, ведь сегодняшним магистрам в недалекой перспективе предстоит определять стратегию развития отрасли, планировать работу предприятий, разрабатывать и внедрять новые технологии.

И, конечно, не обойтись отрасли без тех, кто хорошо умеет работать на современных машинах. Тут ведь в чем вопрос? В том, что доставшаяся в наследство от СССР система подготовки не выдержала технологических сдвигов в отрасли. Лесные школы и лесхозы-техникумы создавались для массовой подготовки вальщиков, сучкорубов, трактористов, рамщиков, лесохозяйственных рабочих, мастеров леса и т. д. А сегодня в лес пришли харвестеры и форвардеры. Стремительный технический прогресс либо свел на нет потребность в таких рабочих, либо качественно изменил необходимые им навыки и умения.

Как вы думаете, надо ли современному лесному рабочему знать ряды Фурье? – А зачем ему вообще нужен матанализ? – Затем, что без него не понять логики работы современных машин. Ведь это сложнейшие автоматизированные технологические комплексы. Такой пробел в знаниях не дает возможности правильно настраивать эти машины, вовремя замечать отклонения от нормальной работы, а значит, и предотвращать отказы техники.

Приведу еще один пример принципиального изменения требований. Лесовосстановление и работа лесных питомников 30 лет назад требовали сотен и тысяч лесохозяйственных рабочих. Сейчас в автоматизированных тепличных комплексах людей занято на порядок меньше, при этом квалификацией они обладают на порядок более высокой. А в перспективе в лес придут роботы. Какое кадровое обеспечение понадобится тогда? Готовы ли к такой перспективе учебные заведения?

– То есть, речь идет о новой структуре кадрового потенциала отрасли?
– Да, именно об этом. Но, повторяю, если инженеров – специалистов среднего уровня в этой новой структуре вузы готовить умеют, то рабочих высокой квалификации (базовый уровень), а также магистров (топ-уровень) сейчас готовят явно недостаточно. Мы в этом году набрали людей на прикладной бакалавриат.

– Прикладной бакалавриат? Это что-то новое.
– Новое. Согласно Указу президента Путина, к 2018 году 30 процентов обучающихся в технологических вузах должны быть прикладными бакалаврами. Это «рабочие с высшим образованием», то есть технически грамотные люди, способные эффективно эксплуатировать самую сложную технику.

– По-моему, это ваш конек – работа на опережение.
– Если двигаться по накатанному, отстанешь безнадежно. Поэтому стараемся забежать вперед, и, когда отрасли потребуются специалисты новой формации – а это случится очень скоро, – мы скажем: да вот же они, забирайте!

В своем вузе мы создали все условия для этого, преподавательские кадры есть, сегодня заканчиваем формирование материальной базы, потому что выпускника, умеющего работать на сложной современной технике, у доски с мелом не подготовишь. Нужно оборудование, целые учебно-тренировочные полигоны, где можно это сделать.

– Но это по рабочим специальностям. А что для магистров?
– Магистерская подготовка – относительно новое явление в лесном образовании, и чтобы попасть в цель, мы внимательно изучили ожидания ведущих работодателей отрасли относительно этой группы специалистов. Учли, разумеется, и зарубежный опыт. Только после этого определили функции и компетенции магистров, разработали соответствующие программы.

Но программа – лишь половина дела. Нужен механизм реализации. Магистранты должны быть востребованы отраслью, а отрасль – быть уверенной в качестве их подготовки. Следовательно, необходимы актуальные учебные планы, индивидуальные образовательные траектории, лучшие преподаватели и лучшее оборудование. Иметь все это в одном вузе, даже университетском комплексе – нереально, да и не нужно, когда есть и работают эффективные механизмы академической мобильности и сетевого взаимодействия.

Следуя этой идеологии, наш университет уже в нынешнем году открыл приём на 13 магистерских программ лесного профиля, в том числе – по биотехнологии. С использованием механизмов академической мобильности и сетевого взаимодействия ПГТУ и московский ВИПКЛХ подготовили две магистерские программы, связанные с государственным управлением лесами. Спрос уже есть: министерство природных ресурсов Чувашской республики направило на обучение целевым образом 10 своих сотрудников.

– Работодатели могут заинтересоваться вашим прорывом в образовании?
– Так разве случайно я общался с аудиторией в Казани? Понимаете, в чем дело: во многих регионах лесное хозяйство в упадке, а Татарстан достиг значительных успехов. Республике удалось сохранить кадры. Если по стране лесные поселки практически умерли, то здесь наоборот: молодежь работает в лесном хозяйстве, значит, в лесных поселках есть жизнь.
Но Татарстан может достичь и большего, если сосредоточится на взаимодействии работодателя и вуза, это и будет работой на опережение.

В республике уже открыт современнейший селекционно-семеноводческий комплекс в Богатых Сабах, там специализация – хвойные. Подобное предприятие, только специализированное на дубе, в скором времени появится в Кайбицком лесничестве. Поэтому я говорю: давайте вместе работать на опережение, пришлите нам людей учиться, и мы вам подготовим команду. Они станут современными, новой формации, механиками, лесниками, технологами, экономистами для Кайбиц. Причем они будут из местных, вернутся домой хорошо подготовленными, владея всеми необходимыми для эффективной работы навыками и умениями, потому что у нас для этого вся база есть.

С министром, Наилем Гамбаровичем Магдеевым, договорились так: он соберет своих лесничих и привезет к нам посмотреть, оценить наши возможности.

– Думаете, это поможет делу?
– Очень надеюсь.
 Беседовала Елена Субботина.

Дата публикации: 23.08.2013

Возврат к списку

© 2006-2016 Поволжский государственный технологический университет, ФГБОУ ВО «ПГТУ».
Почтовый адрес: 424000, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, пл. Ленина, дом 3.
Телефоны: (8362) 45-53-44 (ректор); 45-02-72 (приёмная комиссия).

При использовании текстовой информации, фото- и видеоматериалов ссылка на сайт обязательна.

Создание и продвижение сайтов www.citrus-soft.ru