Российские лесные вести №37, 27 сентября 2013: Отчитались и забыли?

Кого не тревожит, что наша страна не использует такого мощного ресурса своего экономического развития, как лес, обходясь для наполнения бюджета нефтью и газом? Разве нормально, что доля лесного комплекса в ВВП страны в постсоветский период снизилась в разы и стремится к столь незначительной величине, как 1 (один!) процент? Но интенсивное лесопользование предполагает не только получение максимально возможного количества товарной древесины, но и требует эффективного лесовосстановления. Именно о лесовосстановлении, о его современном состоянии и перспективах, мне и хотелось бы поговорить.

Чем меньше тратишь, тем больше убыток

Что касается ценных пород, то с 1961 по 2007 годы в Гослесфонде доля насаждений сосны не изменилась, доля же площадей, занятых елью, снизилась на 2 %, а лиственницей на 4 %. В то же время доля мягколиственных пород и кустарников увеличилась на 2 и 4 % соответственно. С этим нужно что-то делать, но новый Лесной кодекс, к сожалению, не повысил заинтересованности хозяйствующих субъектов в восстановлении лесов, поскольку это затратное производство не дает сиюминутной прибыли. Хозяйственники, не желая вкладывать средства в то, чем будут пользоваться другие, любыми способами минимизируют затраты на эти виды работ. В итоге все чаще происходит естественное заращивание, при этом ежегодно теряются сотни миллионов рублей потенциальной прибыли.

В 90-е годы требования к лесовосстановлению были ослаблены, снижены площади создаваемых лесных культур. В результате – снижение запасов молодняков 1 класса в эксплуатируемых сосняках. Обеспокоенность по этому поводу в последние годы неоднократно высказывали ведущие ученые-лесоводы нашей страны, академики А.С.Исаев, А.И.Писаренко, Н.А.Моисеев, член-корреспондент РАСХН И.В.Шутов, профессор В.И.Сухих, лесоводы-практики Н.Н.Кашпар, В.М.Петров, А.А.Ермоленко и другие. Не обошел вниманием эту проблему и президент страны: «Если так дальше дело пойдет..., то наши большие леса никому не будут нужны» - такое серьезное предупреждение прозвучало из его уст.

Пора всероссийских рецептов миновала
Роль лесных культур в воспроизводстве по-прежнему вызывает споры. С одной стороны, это довольно затратный способ со значительными рисками при реализации. С другой – именно культуры с большей гарантией обеспечивают восстановление насаждений ценных пород. При этом снижается период простоя земель лесного фонда. Хорошей иллюстрацией этого тезиса может служить пример Среднего Поволжья, в республиках и областях которого доля лесных культур варьирует от 8 до 32 % (рис.1). За 65 лет площадь непокрытых лесом земель здесь снизилась от 12 до 23 раз. Площадь искусственно посаженных лесов за 70 лет увеличилась в 6 - 7,5 раза.

Г.Ф.Морозов указывал: «пора всероссийских рецептов миновала». Что даст использование региональных рекомендаций по лесовосстановлению, можно проследить на примере Республики Марий Эл, где в 1969 году Министерством лесной промышленности утверждены «Типы лесных культур» (авторы – Г.К.Незабудкин и Н.В.Еремин).

За 80 лет в республике произошли позитивные перемены: общая площадь не покрытых лесом площадей снизилась с 272 тыс.га до 22 тыс. га. Доминирующее положение сохранила сосна, которая расширила свои владения с 396 тыс. до 457 тыс. га. Тут главная роль принадлежит посадкам на гарях после катастрофических пожаров 20-х годов прошлого века. Кроме того, начиная с 50-х годов более активно стали вестись посадки, при этом лесозащитные меры хорошо соблюдались. По состоянию на 01.01.2008 г., в Республике Марий-Эл искусственное происхождение имеет каждый третий гектар сосновых и каждый второй – еловых лесов.

Если говорить о Приволжском федеральном округе в целом, то доля сосновых насаждений составляет здесь 14,6 % от покрытых лесом земель (каждый 7 гектар). Отмечу, что более половины всех учтенных насаждений сосны созданы человеком. Таков результат интенсивного лесопользования и лесовосстановления данной породы, широко практиковавшегося в 50 – 80-ые годы прошлого столетия.

Культуры сосны выгодно отличаются от естественного леса высокой производительностью, что убедительно иллюстрируют модели, построенные с использованием электронной базы данных семи лесничеств зоны хвойно-широколиственных лесов ПФО. К возрасту 100 лет их бонитет повышается на 1 класс по сравнению с естественными древостоями. Запас вполне закономерно увеличивается от более бедных к богатым трофотопам. К сожалению, эти преимущества для выращивания древесины целевого назначения за более короткий срок учитываются недостаточно.

Сегодня действуют утвержденные МПР РФ в 2007 году «Правила лесовосстановления», где отражены требования к восстановлению лесов, включая параметры посадочного материала. При этом большую тревогу вызывают требования к первоначальной густоте закладываемых лесных культур. Согласно этому документу, минимальное значение колеблется в пределах от 1,6 тыс. шт/га для дуба черешчатого на слабосолонцеватых черноземах зоны полупустынь и пустынь до 3,2 тыс. шт/га для сосны обыкновенной в лишайниковых типах леса южно-таежного района европейской части. Это почти вдвое меньше, чем было установлено в действующих ранее «Наставлениях по проведению лесовосстановительных работ в зоне хвойно-широколиственных лесов европейской части РСФСР», утвержденных Минлесхозом РСФСР в 1986 г. Там эти цифры составляли от 3 до 6 тыс.шт/га.

Для получения хорошего результата необходимо минимизировать риски. Между тем, анализ средних лесоводственно-таксационных показателей древостоев (возраст до 20 лет и 21-50 лет) семи лесничеств, расположенных в пяти областях и республиках ПФО, показал, что средняя полнота искусственных насаждений сосны в возрасте до 20 лет хотя и выше естественных, но не превышает 0,7. Какого результата нам следует ожидать через 20 лет при новых правилах, в том числе сниженной почти в два раза густоты посадки? Большой вопрос! Более того, в пяти из семи обследованных лесничеств доля сосны в культурах ниже, чем в естественных насаждениях.

Густота способствует более быстрому смыканию крон растений главной породы, очищению стволов от сучьев, более интенсивному росту в высоту и, самое главное, повышению устойчивости. В природе естественное возобновление проходит успешно при наличии не менее 30 тысяч всходов на гектаре. Очевидно, что если идти по пути снижения стоимости лесокультурных работ на начальных этапах, то результат может получиться неудовлетворительный. В затраты на выращивание культур следует включать как работы до перевода в покрытые лесом земли, так и на проведение рубок ухода – осветлений и прочисток. Кроме того, прореживание в 30-40-летних культурах может приносить прибыль за счет использования сырья в целлюлозно-бумажной промышленности, энергетике и других отраслях.

Цифры, близкие к катастрофе
По итогам государственного учета лесного фонда по состоянию на 01.01.2005 г., площадь насаждений искусственного происхождения составляет 17,3 млн.га. За последние 25 лет они увеличились почти вдвое.

Однако, по данным Н.Н.Кашпара, 2/3 всех искусственных насаждений в Новгородской, Кировской, Ярославской и Тверской областях имеют долю участия главной породы в составе таксационного выдела 3-4 единицы (включая культивируемые растения, оказавшиеся из-за отсутствия уходов под пологом леса) в связи с отсутствием лесоводственного ухода). Это проблемные лесные культуры, и, скорее всего, к очередному ревизионному периоду их придется отнести к категории погибших. В целом по Российской Федерации за пять лет (2003 – 2007 г.г.) создано лесных культур 914 тыс. га. При этом, страшно сказать, погибло 521,1 тыс. га, затраты на которые составили более 5 млрд. рублей! В чем дело? В том, что из-за отсутствия рубок ухода культура заглушается естественной порослью мягколиственных пород (рис.2). Но почему осветления и прочистки не проводятся? Только ли из-за отсутствия средств?

Одна из причин – непродуманная система мониторинга за культурами. Он должен проводиться не только до момента перевода их в покрытые лесом земли, но и в дальнейшем, до установления господства главной породы в верхнем ярусе древостоя. Кроме того, само понятие «ввод молодняков в категорию хозяйственно-ценных насаждений» страдает недостоверностью и субъективностью.

Между тем, вся система подчинена практически одному показателю – переводу не сомкнувшихся лесных культур в покрытые лесом земли. То есть, отчитались и забыли. Как минимум до следующего лесоустройства. При существующем порядке спросить за гибель культур не с кого: на всех уровнях все сделано по инструкции, а значит, правильно?

Весомая часть леса сегодня отдана в аренду. Есть надежда, что разграничение функций исполнения и контроля изменят ситуацию, и красивые цифры будут рисоваться в отчетах не с такой легкостью, как раньше. Но для этого в разы должен быть усилен контроль за качеством работы. Спрашивать за состояние лесов, особенно рукотворных, надо строже! Опыт недалекого прошлого свидетельствует, что именно четко налаженным контролем за выполняемыми работами и ответственностью за допущенный брак объясняется сохранность большинства культур, созданных в довоенное и первое послевоенное время. Из выделяемых ежегодно регионам на ведение лесного хозяйства субвенций большая часть, на мой взгляд, должна пойти не на создание новых посадок (за исключением территорий, где бушевали лесные пожары), а на уход за ранее созданными культурами. Главным критерием при оценке эффективности деятельности каждого лесопользователя надо считать первоочередное проведение рубок ухода в молодняках.

Без системы - никуда

Выход из сложившейся ситуации возможен только при комплексном подходе к интенсификации лесовосстановления, то есть при условии, что будут решены юридические, нормативные, организационные и технологические задачи.

Разделение полномочий федерального центра и регионов, передача значительной части лесного фонда в аренду в соответствии с Лесным кодексом 2007 года не принесли, к сожалению, успеха. Практика показывает, что пока в этом не будет заинтересован губернатор, пока он не проявит инициативу, хорошего результата не получится. Если первое лицо отдает себе отчет в том, что лесовосстановление – это вложение средств в экологию региона, в благополучие будущих поколений, то все в порядке, а если нет? Между тем, недавно принято губительное для отрасли решение о включении «лесной» субвенции в единую. При таком подходе, скорее всего, власти на местах в условиях недостаточного финансирования просто вынуждены будут тратить деньги на решение социальных проблем, а не на лесовосстановление. Поэтому мы должны разработать и законодательно утвердить интегральный показатель оценки эффективности воспроизводства лесов в отдельно взятом субъекте федерации. И уже с учетом этого определить финансовую ответственность его органа исполнительной власти за гибель лесных культур, то есть ударить по карману уменьшением субвенций.

Государство, как владелец лесного ресурса, должно, с одной стороны, поставить арендатора или другого лесопользователя в четкие, я бы даже сказал жесткие договорные рамки работы на качественный конечный результат, с другой – заинтересовать его в этом. Беда, но никто добровольно свои деньги для будущих поколений тратить не желает. Наоборот, в сложившихся условиях лесопользователь стремится сэкономить на всех стадиях лесовосстановительного процесса, чаще всего в ущерб лесу. Неспроста почти во всех регионах закрываются крупные, базисные питомники, с трудом реализуется посадочный материал с ЗКС из семян с улучшенными наследственными свойствами. Вместо этого появляются временные питомники, небольшие теплички, а выращивание лесопосадочного материала из года в год в целом по России сокращается. В некоторых регионах вообще уже не производят посевы в питомниках, и как результат – необоснованные переброски сеянцев иногда за тысячи километров. Все это стало возможным лишь потому, что разделение функций управления и хозяйствования не привело к повышению эффективности лесного хозяйства, а лесничий на вверенной территории не превратился в главное должностное лицо, представителя государства в сфере лесоуправления.

Лес счет любит
Существующая система учета лесного фонда также не позволяет полностью отслеживать качество посадок и их вклад в сокращение периода простоя лесных земель. Показатели оценки площадей лесных культур по существующим «Правилам лесовосстановления (2007)» не согласуются с тем, что прописано в «Лесоустроительной инструкции (2011)». Такое несовпадение расхолаживает лесопользователей, а лесничему осложняет контроль за процессом лесовосстановления.

В связи с этим должна совершенствоваться вся система мониторинга лесных культур в течении цикла завершенного лесокультурного производства, который, как правило, длится от посадки (посева) леса, до первой половины второго класса возраста. Иначе говоря, отслеживать надо до того момента, пока главная культура не установит свое господство в верхнем ярусе древостоя. Сегодня оценить продуктивность и качество искусственных лесных насаждений невозможно, так как окончательный учет по породам фиксируется единой строкой вместе с естественным. Очевидно, что необходимо внести изменения в формы лесного реестра, то есть, сделать так, чтобы информация о лесных культурах продолжала формироваться и после перевода их в покрытую лесом площадь. Нужно пересмотреть также и ОСТ «Оценка качества лесных культур».

Для пользы дела органам исполнительной власти субъектов РФ на основании имеющихся руководств следует разработать и утвердить технологические регламенты на основные виды операций: оценка лесокультурной площади, ее подготовка, обработка почвы, посадка (посев) леса, включая первоначальную густоту, агротехнические уходы за лесными культурами, лесоводственные уходы (осветление, прочистки, прореживание). Соблюдение этих регламентов должно быть обязательным как для арендаторов, так и для прочих лесопользователей и служить основой при оценке эффективности их деятельности.

Обследование лесных культур всех возрастов в каждом регионе позволит не только наметить конкретные методы по повышению их качества и сохранности. Полагаю, целесообразно выделять фонд ускоренного лесовыращивания на базе участков лесных культур, отвечающих установленным критериям и индикаторам. Это создаст условия получения целевой древесины в более ранние сроки.

Так как доход от вкладываемых средств при традиционном подходе к использованию может быть получен не менее, чем через 40-50 лет, арендаторы не спешат, как они иногда выражаются, «закапывать в землю свои деньги». В связи с этим есть резон, опираясь на статью 42 Лесного кодекса, интенсифицировать работы по целевому выращиванию древесины на лесных плантациях. В странах Европы, Америки и Азии площади плантаций ежегодно увеличиваются. В 70-х годах прошлого века в ряде областей Центральной России и Поволжья также были заложены тысячи га лесных культур плантационного типа. Необходимо этот опыт изучить и обобщить.

Понятно, что при создании плантаций не обойтись без широкого внедрения индустриальных технологий, которые сократят сроки получения древесины нужного качества. Совершенно необходимым окажется при этом селекционно улучшенный посадочный материал. Разумеется, понадобятся квалифицированные кадры. Потребуются и новые нормативно-методические разработки. Новации, судя по всему, повлекут за собой и поправки в Лесной кодекс.

Безусловно, для непрерывного и устойчивого получения лесной продукции в условиях рыночной экономики нужна четкая организация производственных процессов и производства в целом. Кроме того, необходимо наличие долгосрочной программы лесопользования, увязанной с прогнозируемым балансом производства и потребления древесины и отвечающей общим требованиям к динамике развития лесного фонда конкретного региона.

И, наконец, в составе регионального лесного комплекса должны быть современные эффективные производства и технологии по переработке всей получаемой с плантаций продукции.

Лишь при выполнении всех этих условий у нашей страны сохраняется шанс остаться великой лесной державой.

Евгений Романов, профессор ПГТУ, доктор сельскохозяйственных наук, заслуженный деятель науки РФ.

Затронутые в статье проблемы будут обсуждены на выездном заседании бюро отделения механизации водного и лесного хозяйства РАСХН и Всероссийской научно-практической конференции «Лесовосстановление в Поволжье: состояние и задачи по совершенствованию», которые пройдут 22-24 октября 2013 года в г. Йошкар-Оле на базе Поволжского государственного технологического университета. Организаторы приглашают специалистов – практиков, ученых, и всех заинтересованных лиц принять участие в этом мероприятии с целью выработки действенных мер в повышении эффективности лесовосстановления.

Дата публикации: 27.09.2013

Возврат к списку

© 2006-2016 Поволжский государственный технологический университет, ФГБОУ ВО «ПГТУ».
Почтовый адрес: 424000, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, пл. Ленина, дом 3.
Телефоны: (8362) 45-53-44 (ректор); 45-02-72 (приёмная комиссия).

При использовании текстовой информации, фото- и видеоматериалов ссылка на сайт обязательна.

Создание и продвижение сайтов www.citrus-soft.ru