Российские лесные вести №14, 11 апреля 2014: Лес – дело не темное

Избавить лесной комплекс нашей страны от малоприятной характеристики «лес – дело темное» можно, только поставив его на рельсы инновационного развития. Современный уровень технологического развития неумолим, и в этих условиях оставаться конкурентоспособной без инноваций не может даже консервативная по своей природе лесная отрасль. Ключевые составляющие успеха любой инновации – это знания и люди, умеющие правильно, с пользой эти знания применить. За получение новых знаний отвечает система научного обеспечения, а за подготовку людей – система кадрового обеспечения. В каком состоянии находятся эти отраслевые системы? Насколько успешно они выполняют свои функции, способствуют ли инновационному развитию отрасли? Есть ли резервы повышения их эффективности?

Кадры решают все!
Чтобы понять, насколько существующая система подготовки кадров для лесной отрасли соответствует ее потребностям, прежде всего необходимо как-¬то оценить эти потребности. Сегодня для такой оценки министерства и ведомства используют традиционный подход, основанный на перечнях профессий и специальностей (направлений подготовки). Этот подход, сложившийся при индустриальном укладе экономики, ориентирован на принцип «образование на всю жизнь» и по своей сути совершенно не соответствует принципу постиндустриального мира – «образование через всю жизнь». Использование этого во многом устаревшего метода приводит к тому, что и образовательные учреждения, и работодатели, и ведомства, не говоря уже о самих работниках, очень смутно себе представляют, какого качества трудовые ресурсы необходимы отрасли.

Показательным примером является оператор харвестера. В действующем перечне профессий рабочих и должностей служащих, по которым осуществляется профессиональное обучение, ему больше всего соответствует «Машинист лесозаготовительной машины», однако, в зависимости от условий производства лесозаготовительных работ, от оператора харвестера могут потребоваться не только умения машиниста. Так, в небольших лесозаготовительных предприятиях операторы сами выполняют работы по техническому обслуживанию и ремонту машин, а это уже профессия «Слесарь по ремонту лесозаготовительного оборудования».

В скандинавских странах при не сплошных рубках операторы харвестеров сами выбирают деревья для валки, и хотя такая организация работ не предусмотрена действующим законодательством, но в этом случае оператор харвестера должен владеть навыками лесного инспектора. При артельной заготовке древесины оператору нужны еще умения лесного товароведа.

Эти примеры показывают, насколько условным становится понятие профессии на современном лесозаготовительном производстве, насколько сильно особенности каждого конкретного предприятия влияют на ее содержание. Адекватным ответом системы образования на эти изменения является переход на профессиональные стандарты и модульные программы профессиональной подготовки, но сегодня в отрасли эти процессы, надо признать, находятся пока на начальной стадии. Таким образом, задача оценки потребностей лесной отрасли по качеству работников практически не решаема.

Вторая составляющая кадровых потребностей отрасли – количественная. Она может быть определена разными способами. Наиболее близкие к реальности оценки бывают получены путем статистических наблюдений за рынком труда. Мы проанализировали данные о вакансиях в лесном комплексе, размещенные на портале Superjob.ru. Не настаивая на абсолютной точности метода, в то же время утверждаем, что тенденцию нащупать таким способом можно. Итак: в общей сложности в 2013 году в лесном комплексе было открыто около 35 тысяч вакансий, из которых примерно 15 процентов – вновь созданные рабочие места, имеющие особенные требования к профессиональной квалификации сотрудников. Таким образом, с учетом текучести кадров, система лесного образования должна обеспечивать подготовку, переподготовку и повышение квалификации не менее 25 тысяч человек ежегодно.

Сколько денег на гектар?
Вторая составляющая инноваций – знания. Традиционно генерацией новых знаний занимается прикладная отраслевая наука. Понятно, что знаний много не бывает – чем их больше, тем лучше. Но получение новых – процесс весьма затратный, и нередко возникает соблазн сэкономить на содержании отраслевой науки. Надо помнить, что именно инновационность и наукоемкость отрасли определяют ее конкурентоспособность на мировом уровне, поэтому ориентир необходимых объемов НИОКР может быть получен на основе сравнения с другими ведущими лесными экономиками. Средние удельные затраты на лесную науку в США, Канаде, Швеции и Финляндии составляют не менее 18 долларов на 1 га лесной площади. Таким образом, суммарные объемы НИОКР, обеспечивающие международную конкурентоспособность с учетом площади активно эксплуатируемых российских лесов, должны составлять порядка 70 млрд. рублей. При этом важно учитывать, что в силу специфики лесных территорий как объекта НИР, лесное хозяйство России не может напрямую заимствовать научные результаты, полученные в других странах.

Отдельно необходимо выделить потребности лесной отрасли в инжиниринге. Сегодня под этим понятием объединяется комплекс услуг, связанных с техническим, технологическим и организационным проектированием деятельности лесных предприятий. Базой для определения этой потребности являются объемы инвестиций в основной капитал. Многолетняя мировая практика показывает, что на один рубль инвестиций в основной капитал для эффективного функционирования производства должно быть затрачено от 4 до 7 копеек на инжиниринговые работы. В соответствии с этим подходом и учетом сделанных в 2013 году инвестиций в лесном комплексе потребность в инжиниринге составила не менее 1,4 млрд. рублей.

На ком ехать?

Вооружившись знанием кадровых и научных потребностей отрасли, можно перейти к критической оценке деятельности существующих систем их обеспечения.

Система кадрового обеспечения базируется приблизительно на 50 вузах, подведомственных федеральным министерствам образования и науки и сельского хозяйства. Эти вузы ведут подготовку инженерных кадров. Подготовкой технического персонала занимаются примерно 150 учреждений среднего профессионального образования, подчиненных региональным ведомствам. Повышение квалификации и переподготовку помимо двух институтов повышения квалификации Рослесхоза ведут структурные подразделения вузов и учреждений СПО. В общей сложности в системе задействовано примерно 5 тысяч сотрудников, а общий консолидированный бюджет составляет не менее 5 млрд. рублей. Характерной особенностью современного лесного образования является то, что в большинстве учебных заведений лесные направления подготовки являются как бы дополнением к основному профилю. Собственно «лесных» вузов и техникумов с богатой историей и давними традициями насчитывается в стране не более трех десятков.

В последние годы система образования переживает структурные и организационные реформы. Уже само по себе перманентное реформирование говорит о ее, мягко говоря, неидеальной форме. Характеризуя состояние системы в целом, следует отметить несколько моментов.

Во-первых, она является в основном наследием советского уклада экономики и ориентирована на прошлый уровень технологического развития. Во¬-вторых, система громоздка, инерционно¬консервативна, практически невосприимчива к инновациям. В¬-третьих, потребляет значительный объем ресурсов, как кадровых, так и материальных, при этом ее эффективность вызывает большие вопросы.

Существующая инфраструктура научного и инжинирингового обеспечения отрасли, в отличие от системы лесного образования, практически с нуля сложилась уже в постсоветский период и не имеет ряда совсем уж архаичных черт. Научно-исследовательской и проектной деятельностью в той или иной мере занимаются вузы, около 30 научно-исследовательских институтов Рослесхоза и Российской академии наук, а также более 300 частных организаций. По экспертным оценкам, в этой области занято не менее 15 тысяч человек, а совокупный годовой объем рынка услуг составляет около 10 млрд. рублей. Тем не менее эффективность системы далека от идеальной. Главный ее недостаток – разновекторность. Государственные научные организации ориентированы на проведение фундаментальных и поисковых научно¬-исследовательских работ за счет государственного бюджета и мало связаны с реальным лесным комплексом. Коммерческие структуры решают текущие проблемы содержащих их предприятий и практически не ведут перспективных разработок. При этом каждая организация, а зачастую и каждый творческий коллектив живут своей жизнью. Какие-то из них нашли собственные ниши и по-своему эффективны, но общая отдача от системы для отрасли явно недостаточна.

Сопоставление потребностей лесной отрасли в трудовых ресурсах и инновациях с результатами работы систем кадрового и научного обеспечения показывает, что системы в целом с задачей не справляются, причем как в количественном, так и в качественном отношениях. Приходится признать, что система образования ориентирована в первую очередь на саму себя, во вторую – на абитуриентов и только в третью – на работодателей. На первый взгляд, по общему количеству подготовленных кадров дефицит невелик, не более пяти процентов. Но не следует забывать о дисбалансе по специальностям, регионам и мизерной доле переподготовки и повышения квалификации. Итог: общая экспертная оценка соответствия системы подготовки кадров потребностям отрасли не превышает 50%. При этом качественная оценка соответствия со стороны экспертов еще ниже – не более 20% выпускников по своим профессиональным компетенциям соответствуют запросам работодателей и готовы приступить к самостоятельной трудовой деятельности без периода адаптации, доучивания или переучивания.

Аналогично проявляется и несоответствие системы научного обеспечения потребностям отрасли. По объемам НИР в 2013 году отмечено более чем двукратное отставание от ведущих лесных экономик. Неуте¬шительны также и качественные характеристики, начиная от количества научных публикаций и заканчивая экономической эффективностью НИР. В инжиниринговом обеспечении лесной отрасли имеется еще одна особенность. Подавляющее большинство инжиниринговых услуг оказывается либо напрямую зарубежными компаниями, либо их российскими представителями. Доля собственно российских компаний на рынке инжиниринга в лесном секторе экономики занимает не более 10%, причем по самым оптимистичным оценкам.

Примерами, наиболее ярко характеризующими состояние дел, являются результаты конкурсных отборов по инициированным Правительством РФ инновационным проектам. Так, по программе «Развитие кооперации российских вузов и производственных предприятий» из 213 поддержанных проектов только пять имели непосредственное отношение к лесному комплексу. Аналогично из 25 программ развития инновационных территориальных кластеров, отобранных в рамках реализации пилотного проекта, нет ни одного прямо или косвенно связанного с лесным комплексом. В перечне из 30 технологических платформ непосредственное отношение к лесной отрасли имеет только платформа по биоэнергетике.

Безусловно, такой неутешительный результат обусловлен нехваткой денег. Средств, выделяемых из государственных бюджетов, было, есть и будет всегда мало, но нужно обратить внимание, что в кадровом и научном обеспечении лесной отрасли практически нет внебюджетных коммерческих денег. Образовательные и исследовательские услуги не привлекательны для предприятий. Лесные предприниматели не видят смысла вкладываться в эту сферу, так как не чувствуют отдачи.

Таким образом, можно констатировать, что системы кадрового и научного обеспечения в лесной отрасли не удовлетворяют даже текущим потребностям предприятий. При этом перед отраслью стоят задачи масштабного инновационного развития, определенные правительственными программными документами. И для реализации своих планов именно сейчас лесное хозяйство должно активно вмешаться в процессы реформирования государственных систем образования и науки и выстроить эффективно функционирующую инфраструктуру кадрового и научного обеспечения. При этом большая трудность заключается в том, что именно взять за образец.

Кто везет?
Российская политико-географическая и социально-экономическая ситуация не позволяет взять и перенести зарубежный опыт в неизмененном состоянии. Поэтому надо быть «почвенниками» в том смысле, что следует найти положительную практику у себя самих и развивать ее. Наш анализ показывает, что точками роста в инфраструктуре кадрового и научного обеспечения могут стать университетские комплексы. Показатели деятельности университетских комплексов за последние годы во многом подтверждают известный принцип: имея в своем распоряжении только 20% ресурсов, они обеспечили 80% результата.

Лидерские позиции университетских комплексов обусловлены их внутренней структурой, которая оказалась наиболее удачной на современном этапе экономического и технологического развития. Кроме того, в последние годы именно университетские комплексы по различным государственным программам получили серьезные ресурсы для своего развития и смогли создать действенные современные организационные структуры и материально-техническую базу.

Показательным в этом плане является развитие инфраструктуры научных исследований и инноваций Поволжского государственного технологического университета. Суммарно ПГТУ за последние 5 лет на развитие лесного образования, лесной науки и инноваций привлек более полумиллиарда рублей, что позволило получить значимые в масштабах отрасли результаты. Университетом реализован масштабный проект по развитию среднего профессионального образования в отрасли на базе Межрегионального отраслевого ресурсного центра в области лесного хозяйства. В его рамках разработано и апробировано 40 новых образовательных программ. Создана исследовательская инфраструктура Центра коллективного пользования научным оборудованием «Экология, биотехнологии и процессы получения экологически чистых энергоносителей» и инфраструктура инноваций для лесной отрасли.

Актуальность и востребованность этих результатов определяются в первую очередь тем, что университет в своей нише является той точкой, в которой сходятся интересы и абитуриентов, как будущих рабочих и специалистов, и работодателей, и институтов инновационного развития, и органов государственной власти, и общественных объединений. Только в рамках университетского комплекса возможна эффективная организация продуктивного взаимодействия всех заинтересованных сторон. Именно структура университетского комплекса в нынешних условиях является эффективным каналом влияния как общественности, так и государства на технологическое развитие отрасли.

Нет времени ждать
На основе этих предпосылок выстраивается схема нужной лесной отрасли инфраструктуры кадрового и научного обеспечения. Концепция подразумевает, что университетские комплексы будут преобразовываться в научно-образовательно-производственные кластеры, специализированные по тематическому и географическому принципам. Кластерная структура позволит усилить взаимодействие между образовательными, научными, производственными, общественными и государственными структурами. Это взаимодействие может стать весьма продуктивным, поскольку все необходимые ресурсы для инновационного развития будут сосредоточены внутри кластера. Кроме того, кластерная структура позволяет получить дополнительные эффекты от сетевого взаимодействия образовательных учреждений.

Это значительно упростит и удешевит процессы внедрения инноваций, технического регулирования и стандартизации, столь необходимые для конкурентоспособности отрасли в мире. Кроме того, такая структура и механизмы функционирования делают сферу образования и науки привлекательной для вложения средств лесным бизнесом. Лесные предприятия получают одного партнера, на условиях аутсорсинга, удовлетворяющего их кадровые и научные потребности.

Сегодня имеющиеся в стране университетские комплексы постепенно самостоятельно начинают формировать вокруг себя структуры кластерного типа, ведь их преимущества очевидны, а работоспособность доказана практикой. Но в интересах отрасли необходимо направить и ускорить этот процесс, для чего надо использовать все доступные механизмы стимулирования. Эти механизмы должны включать организационно¬правовую, административную и финансовую поддержку кластеров. Ситуация с кадрами и наукой в лесном комплексе такова, что нет времени ждать, пока все сложится само собой.

Время одиночек прошло
Для получения результатов в сжатые сроки нужна четкая государственная политика, в рамках которой «принуждение к дружбе» должно сыграть значительную роль.

Мы знаем, сколько было вопросов и противодействия на этапе формирования университетских комплексов, все были за свою «самостийность», но время одиночек прошло, образование и наука лесной отрасли нуждаются в интеграции, и на начальных этапах этого процесса нужно разными путями «заставлять» сотрудничать ректора вуза и директора НИИ.

Отдельное внимание нужно уделить формированию конкурентной среды. Сейчас вузы конкурируют друг с другом внутри страны – за бюджетные ресурсы, за абитуриентов, за научные гранты... И многие уже признают, что это нездоровая конкуренция, она ведет не к развитию вузов, а, напротив, к деградации. Географическая и тематическая специализация кластеров, всероссийское значение и уникальность каждого такого кластера позволят избежать внутренней конкуренции и стать востребованными на мировом уровне.

Таким образом, для успешного и устойчивого развития лесной отрасли формирование научно-образовательно-производственных кластеров должно стать приоритетом в работе и органов государственной власти, и общественных объединений, и научно-образовательных учреждений, и работодателей. Перечень первоочередных мер лежит на поверхности и включает в себя правовое оформление таких кластеров в лесной отрасли, формирование перечня приоритетных регионально-тематических направлений деятельности кластеров и закрепление за ними ведущих университетских комплексов, разработку механизмов государственной поддержки. Именно кластерные структуры, созданные на базе университетских комплексов, могут относительно быстро и эффективно построить «инновационный лифт», столь необходимый сегодня лесной отрасли России.

Евгений РОМАНОВ, ректор Поволжского государственного технологического университета, профессор,
Евгений ОНУЧИН, доцент кафедры эксплуатации машин и оборудования

Дата публикации: 11.04.2014

Возврат к списку

© 2006-2016 Поволжский государственный технологический университет, ФГБОУ ВО «ПГТУ».
Почтовый адрес: 424000, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, пл. Ленина, дом 3.
Телефоны: (8362) 45-53-44 (ректор); 45-02-72 (приёмная комиссия).

При использовании текстовой информации, фото- и видеоматериалов ссылка на сайт обязательна.

Создание и продвижение сайтов www.citrus-soft.ru